Наставление для Ибн ат-Таймии от имама аз-Захаби

Наставление имама Шасуддина Мухаммада бин Ахмада аз-Захаби аш-Шафии (ум. 748г. (1347г.) Ибн Таймие[1] 

«Во имя Аллаха Милостивого, Милующего. Хвала Аллаху. О Господи, будь милостив ко мне, прости мои ошибки и сохрани мою веру. Я печалюсь о недостатке печали, сожалею о настоящем положении сунны, скучаю по праведным братьям, я печалюсь о том, что исчезли многие ученые и праведники, бывшие светочами это уммы. Как нам не хватает законного дирхама, и хороших друзей.

Счастливы те, кто видит свои ошибки и не видит чужие, и горе тем, кто не видит своих, но видит чужие. До каких пор, ты будешь видеть соринки в глазах окружающих, и не замечать бревно в своем глазу? До каких пор ты будешь возвеличивать себя и унижать ученых? Разве ты не слышал слов посланника Аллаха: «Вспоминайте своих покойных только добром, ведь они уже там, куда шли»[2]. Я знаю, что ты мне скажешь. Ты начнешь говорить, что эти люди не познали Ислам, пришедший к нам с лозунгом джихада. Нет, наоборот, именно они познали Ислам верно, и закрыли глаза на то, что их не касается. Как сказал об этом посланник Аллаха: «Лучший Ислам – это оставление того, что тебя не касается»[3].

Эй ты, я увещеваю тебя именем Аллаха. Перестань вредить нам. Мы знаем, что ты обладаешь красноречием и умением приводить доводы. Знай же, что Пророк (саллялЛаху алейхи ва саллям) не любил, когда задают много вопросов. В одном из его хадисов сказано: «Больше всего для своей уммы я боюсь красноречивых лицемеров»[4]. Беспочвенное многословие умерщвляет сердца, даже в том случае, если оно связано с дозволенным. Что же ты думаешь по поводу многословия в отношении речей философов и неверных? До каких пор, ты будешь цитировать речи неверных философов, на которые нам приходится отвечать доводами разума? Ты отравился ядами философии, и дошел до той степени, что стал приписывать Аллаху телесность. Как сильно я скучаю по тем людям, которые читали Коран и задумывались над его смыслом, упоминали Аллаха и страшились Его, молчали и думали. Когда мы вспоминаем об этих праведниках на нас нисходит божественная милость, но она не будет нисходить, если мы будем их проклинать.

Меч Хаджаджа и язык Ибн Хазма были очень близки друг к другу, ты же использовали первое и второе. Ты объявил сунной и основой таухида те бидга, которые мы считали верхом заблуждения. Тех, кто не следует за тобой, ты называет неверными и ослами. Тех, кто отказывается обвинять людей в неверии, ты объявляешь более неверными, чем фараон. Ты посеял в душах людей столько сомнений, что будешь счастлив если тебя признают верующим.

Горе тем, кто последовал за тобой, ведь они впали в ересь. Все твои последователи невежественные глупцы, готовые защищать тебя, но на самом деле они твои враги. Посмотри, кто за тобой следует. Разве это не простолюдины и невежды? Если ты не веришь моим словам, обрати свой взор на последователей.
О верующий, сколько же ты еще, поддаваясь своим страстям и желаниям, будешь вредить праведникам? Сколько времени ты еще будешь идти на поводу своих желаний? До каких пор ты будешь возвеличивать себя и унижать других? До каких пор ты будешь похваляться своими речами, оставляя достоверные хадисы? До каких пор ты будешь отвергать, опровергать, объявлять слабыми достоверные хадисы[5]?

Не настало ли время одуматься? Не настало ли время покаяться? Разве ты не разменял седьмой десяток? Разве не приблизился миг прощания с этим миром? Ведь ты и не думаешь о смерти, наоборот насмехаешься над теми, кто говорит о ней[6]. Я думаю, что ты не последуешь этому наставлению, ведь ты всегда отвечал на мои слова многочисленными томами книг. Видимо ты будешь продолжать свое дело до тех пор пока о тебе не скажут: «Наконец то замолчал».

Ты заметил, как отношусь к тебе я, твой бывший друг и последователь. А знаешь ли ты, как относятся к тебе твои враги. Среди них очень много праведников и уважаемых ученых, что же касается твоих последователей, то среди них одни лжецы, распутники и невежды.

Я благодарен тебе за твою критику, ведь ты указываешь мне на мои ошибки. В одном из высказываний сказано: «Да наставит Аллах на прямой путь того, кто указал на мои ошибки. Горе мне, если я не успею покаяться, единственным лекарством для меня является божественное прощение. Хвала Аллаху, господу миров, благословение Аллаха нашему господину Пророку и Посланнику Мухаммаду (саллялЛаху алейхи ва саллям), а также всей его семьи и сподвижникам».

Имам аз-Захаби был одним из учеников Ибн Таймии, но поняв ошибочность идей своего учителя, покинул его и долгое время надеялся на его покаяние. Однако, видя, что он не желает раскаиваться, и боясь за молодых шакирдов, он написал книгу «Баян загль аль-илм ва ат-таляб», переизданную под редакцией аль-Каусари. В этой книге на С. 23 он дает следующий совет: «Изучай основное и частное, логику, мудрость, калям, идеи ранних ученых, но всегда придерживайся Корана, сунны и принципов, заложенных саляфами. И я надеюсь, что тогда с тобой не произойдет то, что произошло с Ибн Таймией. Он опустился до того, что начал отрекаться, обвинять в неверии и лжи, а ведь до этого он был человеком, пронизанным светом. Но к сожалению этот свет померк».

[1] Также известено как «ал-Каббан». Рукопись этого наставления хранится в каирской библиотеке под номером 18823б и принадлежит факиху, тафсироведу и историку Абу Бакру ибн Ахмаду бин Мухаммаду аль-Асади ад-Димашки аш-Шафии, известному как Ибн Кады Шухба (ум. 851г. (1447г.)). Перу этого человека принадлежат книги «Табакат фукаха аш-шафиия», «Тафсир ал-Куръан аль-карим», «аз-Зайль аля тарих аз-Захаби» и другие. Упомянутая рукопись была переписана из рукописи казыя казыев Бурхануддина, известного как Ибн Джамаа (ум. 790г. (1388г.), а та, в свою очередь, была переписана из рукописи хафиза факиха Абу Сагида аль-Аляи ад-Димашки (ум. 761г. (1359г.)), перу которого принадлежит более тридцати книг по различной тематике. Он же записал это наставление со слов самого имама аз-Захаби. Кроме этого существует и другая рукопись этого наставления. Она хранится в «Дар аль-кутуб аз-захирия» в Дамаске под номером 1347. Кроме этого текст этой рукописи приведен в книге хафиза ас-Сахави «аль-Илян би ат-таубих лиман замма ат-тарих» и в книге самого аз-Захаби «Сияр алям ан-нубаля».
[2] Приводится у ал-Бухари и ан-Насаи.
[3] Приводится у ат-Тирмизи.
[4] Приводится у Ахмада.
[5] Ибн Таймия отверг очень многие достоверные хадисы.
[6] Имама аз-Захаби не преувеличивает, ведь он в свое время был учеником Ибн Таймии, и знает суть его убеждений и манеры.

Аль-Хафиз ас-Сахави в своей книге "аль-Иълян" (77 стр.) подверждает это, так как и ибн Кади Шухба говорит что переписал "Рисаля" от рукописи Кади ибн Джама'а, а тот от рукописи аль-Хафиза аль-Аля'и, а тот от рукописи аз-Захаби...
Подверждает мухаккик д.Саляхуддин аль-Мунджид, которого прозвали "Абу аль-Махтутат"(отец рукописей), из-за его огромного вклада в деятельности рукописей и знания в этой области, он пишет: شك بعضهم في نسبة هذه النصيحة للذهبي، ولا شك عندنا أنها له، فقد نقلت مخطوطاتها من خط الذهبي، ولم ينكرها أحد من العلماء الذين نقلوها كتقي الدين بن قاضي شهبة وغيره. ثم إن هذا هو أسلوب الذهبي عندما يُهاجم، ويبدو أنه كتبها في آخر عمره. ولم يثن أحد على الشيخ كثناء الذهبي عليه، لكنه انتقده بعد ذلك في بعض الأمور حباً له، وإشفاقاً عليه
"Многие сомневаются в принадлежности этого наставления аз-Захабию, нет сомнение у нас что оно (наставление) его (аз-Захаби), воистину, передавалось её рукописи от рукописи аз-Захаби, и никто из учёных не отвергли это, которые передали его, как Такиюддин ибн Кади Шухба и др. Затем, это, тот самый стиль аз-Захаби, который он [обычно использует] при нападении, и выясняется что это (письмо) он написал в конце своей жизни, и некто не восхвалял шейха (ибн Таймию) как восхвалял его аз-Захаби, но, после этого критически осуждал его (ибн Таймию) в некоторые вопросах, любя его и проявляя жалость к нему [желая наставления ему]" См. "Шейхуль Ислам ибн Таймийя сиратуhу ва ахбаруhу 'индаль муаррихин" (56 стр).