Различие между cуфиями и лжесуфиями


Просим у Всевышнего Бога, чтоб Он показал нам Истину истиной и ложь ложью! Амин!

Важно знать, что в наши дни большая часть из того, что именуется суфизмом, таковым не является. К такому виду суфизма относятся последователи акыды - вахдатуль вуджуд (единства бытия). Вахдатуль вуджуд - это куфр, который пытаются привнести в Ислам. Последователи этого учения исповедуют идею о том, что истинно существует только Всевышний Аллах, отрицая при этом объективное существование созданных вещей. Вуджудиты отрицают множественность бытия созданного мира, объявляя его иллюзией. Если человек верит в существование объективного мира, то он является мушриком (многобожником), по их мнению. Самой высокой ступени таухида (единобожия), по их мнению, человек сможет достигнуть, когда будет убежден, что объективного мира не существует и что бытие мира есть Бытие Всевышнего Аллаха.

Есть ряд жестких условий, которые предъявляются к тарикату и к шейху, и если человек им не соответствует, то за ним категорически запрещено следовать. Шейх должен следовать акыде (вероубеждению) Ахлю-с-Сунна (ашария/матуридия), придерживаться одного из четырех суннитских мазхабов и должен следовать так называемому «суфизму Джунайда» - суфизм как духовная практика по очищению души человека от пороков, но строго - с практическим выполнением предписаний Шариата до высот - вахдату-шухуд, это такой духовный уровень, когда верующий перестает замечать мир творений и сосредоточен только на воле Творца, то есть в этом случае материальный мир не отрицается, просто верующий перестает его замечать. Это и есть истинная акыда суфиев.

К суфизму не относятся и те, кто прокалывают тело различными острыми предметами и занимаются подобными вещами.

О криках, воплях и движениях во время зикра

Шейх Абдул-Гъани ан-Наблуси (1050-1143 х/1641-1730 м) упомянул в своей книге «Кашфу-н-Нур ан Асхаб-иль-Кубур» вопрос о криках (воплях) и колебаниях, когда слышат слова певцов (имеются виду читающие зикр) во время громкого зикра. И он ответил на это следующее:

«Мы не пропустим это, а наоборот разъясним: «Если это (крик и т.д.) является истинным, как например если его вставание, таваджуд (претворение духовного опьянения) будут являться результатом побуждения божественных смыслов в его сердце в то время, то мы не будем отрицать его, но оставим это делающему. Но эти дела (т.е. крики, вопли и т.д.) не являются для него совершенством, (так как) совершенство в - спокойствии, как сказал шейх Руслян в своем письме: «Когда ты познаешь Его, то ты успокоишься, а когда ты не узнаешь Его, то ты - двигаешься». А если его вставание и таваджуд являются чисто его страстью, и это заставило его умышленно двигаться, сводит с ума, возбуждает, заставляет кричать и колебаться, то это - шайтан, который хочет (сбить его с пути истины), и обязуется прогонять его из джамаата, чтобы не испортил он других упоминающих Аллаха, чтоб не рассеял их сердца и чтоб не устранил их хушуъ (смиренность) и адаб (этику чтения зикра)». А как мы можем узнать, кто из них истинно является, а кто притворяется?

Этот вопрос был задан шейху Абдул-Гъани ан-Наблуси, и он ответил следующим:

«Мы спросим его: ’’Что заставило тебя кричать и колебаться?’’ если он разъяснит смысл сильной жажды, которая привела его к этому, и раскроет нам что-нибудь из того, что пришло в его сердце, когда услышал это, таким образом, что плод будет указывать на ветки, а цветы на сад, мы оставим это ему и будем убеждены о праведности в нем. А если после этого вопроса мы его обнаружим из числа (разбушевавшихся) «быков» не добавляющим к его словам: «я сошел с ума из-за любви к моему Господу, меня возбудило моё упоминание Аллаха» - то он пораженный (отдаленный) от всего благого, и он - упрямый шайтан, которого нужно прогнать, выгнать, и наказать!». [Абдул-Гъани ан-Наблуси, «Кашфу-н-Нур ан Асхаб-иль-Кубур», стр. 55-56]

Имам Джалалуддин ас-Суюти аш-Шафии (849-911 х/1445-1505 м), величайший факих, мухаддис, суфий своей эпохи, сказал:

Ответ же на этот вопрос, в том что пение (при этом неправильное произношение) зикра - это бидъа, которого не было в эпоху Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) ни Абу Бакра, ни Умара, ни Усмана, ни Али и не делал этого никто из сахабов, ни табиинов, ни праведных салафов, а если к этому прибавить растягивание букв и насыщение не в том месте и злоупотребление не в том месте и танцевания и музицирования, а также кривляния рта и головы. Так это певец, а не поминающий Аллаха и есть опасность на нем, что Аллах ответит ему проклятием. Ведь поистине тайна поминающего - это наполнение сердца мыслью о величии Аллаха и трепета перед ним, с помощью смирения, кротости, и отвлечения от всего кроме Него. Поющий же занят от всего этого. [Ас-Суюти, «аль-Хави лиль-Фатава», вопрос 34]

Многим, читающим эту статью, наверное, приходилось видеть - громкий зикр чеченских суфиев братства Кунта-хаджи, являющегося ветвью знаменитого тариката Кадирия. Отличительной чертой исполнения зикра Кунта-хаджи является танец и бег по кругу поминающих Бога. И это представляется странным, так как изначально танцы и кружения в суфийском тарикате шейха Абдул-Кадира аль-Джилани, да смилуется над ним Аллах, запрещены, если телодвижения эти, совершаемые поминающими Аллаха, не являются результатом потери ими самоконтроля. В этом отношении представляют собой интерес слова одного из больших накшбандийских шейхов, Шуайба аль-Багини ад-Дагистани, да смилуется над ним Аллах, который связывает кружения и танцы суфиев (в частности суфиев Кунта-Хаджи) с распространением лжешейхов на территории Дагестана и Чечни в конце 19-го в. начале 20-го столетия.

Шейх Шуайб ибн Идрис аль-Багини ад-Дагистани ан-Накшабанди (1274-1330 х/1853-1909 м) в своей книге, посвященной биографиям имамов накшбандийского тариката "ат-Табакату ан-Накшбандия", затрагивая эту тему пишет:

Все эти люди заявляют, что шейх Кунта наказал им кружения во время исполнения зикра. Однако не ведают эти бедолаги, что кружения и телодвижения, схожие в чем-то с танцем, могут считаться законными и оправданными только в случае потери человека контроля за своими чувствами и действиями во время поминания Аллаха по причине преобладания над разумом его сильного духовного состояния (халь).

Поистине, удивительно, что люди эти позиционируют себя, как Кадирийя и даже не задаются вопросом: действительно ли передавали сам имам Абдул-Кадир, а также ученики его наказ сопровождения зикра кружением и танцем? Клянусь Аллахом, не было такого, чтобы великий шейх Абдул-Кадир кружился или танцевал хотя бы даже один раз! И если люди эти притязают на то, чтобы называться и быть Кадирийя - тогда почему не следуют они наказам основателя этого братства, не желая брать для себя в качестве примера дела его и духовные состояния?

Поистине мы принадлежим Аллаху и к нему мы возвращаемся. Ведь все эти кружения совершаются ими по причине свободного выбора их; без того, чтобы вызваны они были преобладанием духовного экстатического состояния над чувствами и разумом поминающих. Между тем как кружение или телодвижения шейха Кунта случались с ним не по свободному волеизволению его, а непроизвольно, будучи обусловленными властью над разумом его сильного духовного состояния. Поэтому слова шейхов, высказанные ими в состоянии мистического экстаза (по причине потери ими разума) могут быть приняты и оправданы, как сказано об этом в суфийских книгах. Однако нет никаких извинений подобным изречениям, если высказаны они были в момент присутствия разума. Итак, танец или кружения не могут быть приняты, если совершаются произвольно - посредством свободной воли человека, - когда в силах он контролировать ситуацию, так как в таком случае телодвижения эти ничем не будут отличаться от танца и кружений ищущих забав и проводящих свое время в танцах и слушании свирели. Ведь запретил Всевышний Аллах такую забаву. Поэтому и порицают суфийские шейхи танцы и кружения некоторых суфиев.

Что же касается далиля, который приводят они в оправдание танцев своих (а это слова хадиса о кружении и танцах ангелов вокруг Арша (Трона) Всевышнего Аллаха), то хадис этот не установленный. И даже если допустить, что "хабар" этот слабый - все равно нельзя опираться на него, доказывая дозволенность кружений, так как нельзя сравнивать духовные состояния и действия ангелов с действиями и состоянием человека по причине абсолютной безгрешности первых, на которых не возлагаются такалиф (обязанности Шариата), хотя они и являются мукалляфами в том, что касается акыды". [Шуайб аль-Багини, «ат-Табакат аль-хаваджакан ан-Накшабандийя ва садат аль-машаих аль-Халидийя аль-Мухаммадийя», стр. 419-420. Дамаск: Даруль Нуъман лиль-Улюм: 1417/1996]

А вот, что говорит, имам из величайших имамов мусульман в религии, знании, богобоязненности, тасаввуфе, Аль-`Изз ибн `Абдуссалам:

«Что же касается танца и хлопания руками – то это легкомыслие и безрассудство, подобно безрассудству женщин. Не делает это никто кроме глупцов и лживых показушников. Как это можно танцевать, прибавляя сюда еще пение от того человека у кого сердце пусто, а разум легкомыслен, когда как Он, салляллаhу `алеиhи ва саллям, сказал: «Лучший из веков, это мой век, затем кто после этого, затем кто после этого», и ведь не делал подобного никто из них, за которыми мы следуем».

Сказал великий факих и суфий, мухаддис и муфассир, Имам Джалалуддин ас-Суюти аш-Шафии (849-911 г.х.), да смилуется над ним Всевышний Аллах, в своей книге «Тайиду аль-хакикати аль-алийя»:

«Знай, поистине, суфизм сам по себе - наука, достойная почитания, его стержень - следование Сунне и отказ от нововведений, отход от плоти и ее привычек, корысти, желаний и воли, подчинение Аллаху и довольство Его решениями, поиск Его Любви и унижение всего остального, я знаю, что много в нем самозванцев, выдающих себя за его приверженцев, которыми они не являются. Они привнесли в суфизм то, что к нему не относится, что привело к плохому мнению обо всех суфиях, и наши ученые приложили немало усилий, чтобы отделить эти две категории, чтобы люди Истины были известны, чтобы их можно было отличить от людей лжи. Я подумал над всеми вопросами относительно того, что имамы говорят в адрес суфиев, но я не видел истинного суфия, утверждающего что-либо из противозаконного. Это утверждают только еретики и фанатики, считающие себя суфиями, хотя они вовсе не из них». [Имам ас-Суюти, «Тайиду аль-хакикати аль-алийяти ва ташйиду тарикати шазалияти», (Подтверждение возвышенной истины и укрепление шазалийского тариката), стр. 57]

Великий ученый Иззу ибн Абдуссалям, которого ученые мусульманской уммы прозвали Султаном алимов, сказал: «Суфии восседают на прочном фундаменте Шариата, на фундаменте, который не рушится ни на этом, ни на том свете. Остальные же восседают на изображениях Шариата». («Аль-Мавсу‘атун Юсуфият». Стр. 60).

Фетва Шейха Изновра аль-Варанди (1312-1394 х/1894-1974 м)

Коротко об муфтие, предисловие переводчика:

Шейх, аль-Аллама, Абу Мухаммад Изнавр бин Насирхо аль-Варанди аш-Шишани родился в 1312 году по хиджре в селении Варанды, Шатойского района Чечении.

Обучение религии начал с детства. Получил знания по фикху, лугат, тасаввуфу, тафсиру и другим наукам от великих ученых своего времени. Его муршид и устаз шариата и тариката Шейх Устаз аль-ариф Юсуф-хаджи Кхошкалдий, да смилуется над ним Аллах, один из шейхов накшабандийского тариката в Чечении. Также он брал знания у Юсуфа ал-Атаги, и других ученых Чечении и Дагестана.

Шейх Изнавр, да смилуется над ним Аллах, был известен в свое время своими знаниями, мудростью. Также как и сегодня, его имя звучит на устах, его речи цитируют, на него ссылаются. Он обладатель караматов о которых свидетельствуют его современники, что говорит также о большей степени имана и богобоязненностью наряду со знаниями.

Последний из оставшихся больших чеченских ученых, который принес огромную пользу религии, так как передал многим свое богатство, не дав тьме невежества полностью погасить луч знания, не смотря на гонения и преследования со стороны коммунистов. До выселения, он с группой учеников жили на заброшенном хуторе и в тайне занимались шариатским обучением. Очень многие крупные ученые и мутааллимы были им воспитаны и обучены.

Наш Шейх Изнавр ушел к милости своего Господа в 1394 г.х. и да вознаградит Аллах его лучшим воздаянием. Амин

Спрашивает Абдул-Къадир ан-Найбири:

Какого твое слово о положении зикра вместе с танцем и кружением? Так как среди нас есть муриды Кунта-Хаджи, къуддиса сирруху, которые танцуют и входят в экстаз зикром, и произносят «Ла илаха улаллах» и «улиллах», вместе с тем как книги шариата ясно говорят, что имена Аллаха Всевышнего тавкъифиййа (должны иметь далил в шариате) и не приемлют изменения.

Требует ли это шариат или нет? И я видел в книге «Бугъйятул Мустаршидин» цитирую: «Вопрос. Хлопание рукой, ударение в бубен, танец и ударение в синдж в состоянии зикра не является необходимым, особенно во время чтения Корана, за исключением того, если состояние возобладало над ним, и он вышел из осознанности, тогда нет в нем упрека». И передал Ибн Хаджар от ат-Тартуси, цитирую: «Поистине, путь благородных суфиев – это то, что - танец и ударение в бубен и шаббаб является ложью и заблуждением, и не есть Ислам иначе как Книга Аллаха и Сунна Его Посланника, да благословит его Аллах и приветствует, что же касается танцев и экстаза, первый, кто внес это были товарищи ас-Самири, когда он сделал для них теленка, из тела которого донесся рев, они встали и стали танцевать вокруг него, достигая экстаза, и поистине Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сидел со своими сахабами не иначе как будто на их головах птицы, с достоинством, поэтому султану и его заместителям необходимо препятствовать им вхождению в мечети и другие места, и не дозволено никому, тому кто верит в Аллаха и в судный день посещать их, и поддерживать их в лжи. Это мазхаб Малика, Абу Ханифы, аш-Шафии, Ахмада бин Ханбала и других имамов мусульман».

Является ли это достоверным к принятию, и книгами на которые можно опираться или нет?

Ответ Шейха:

Я говорю: «Где я и где книги от меня?». И суждение так далеко, а море так глубоко, однако то, что мне кажется, что на это можно опираться, ведь поистине хлопанье, танец и кружение - даже если они дозволены в своей основе, если нет преграды, мешающей ей (дозволенности) - они запрещены, как например уподобление людям греха. Также и бубен, его положение даже более узко, чем это, так как его использование не освобождается от нежелательности, кроме как в некоторых случаях, причем зикр не из них. И не смотря, на разногласие в нем (бубне) ничего не пришло (о его использовании) в зикре. Поэтому он новшество в зикре, которое не нужно. Даже если оправдан его совершающий, если состояние возобладало над ним.

И каждое благо, и счастье в следовании и каждое зло и несчастье в привнесении, и это установлено Кораном и хадисом, поэтому безопасная дорога от этих уязвимых мест – это красный мрамор (вершина поиска), и придерживающиеся его - это преуспевшие, надежные, первые иншаАллах Тааля.

И вместе с тем не перестало внимание к Истинному, Всевышнему привлекать группы из его рабов к Нему Субханагьу, которые танцевали вместе с его поминанием и входили в экстаз, любя Его, их пленило Его Величие, и они встали на путь достижения Его, и превзошли границы и соединились с Любимым Любящим. И они в своем переходе границ оправданы, так как состояние преобладало над ними, из-за высокого их положения, которое засвидетельствовано им в любом случае и во всех местах, такие как Джунайд аль-Багдади и его соплеменники.

Что же касается нашей чеченской къадиритской общины, то я растерян в их отношении. Если я стану искать им оправдание в их зикре «Ла илаха улаллах» и «улиллах» и т.п., что это из-за преобладания состояния и их страсти и т.п., то они встанут ко мне со всей враждой, говоря, что это самое лучшее поминание Аллаха и Величайшее имя Аллаха и т.д.

А если я стану основываясь на своем малом багаже искать этому истинный путь, то передо мной встают слова Всевышнего: «И то, что дал вам Посланник, то берите, а то, что запретил, то оставляйте…».

А также Его слов, да благословит его Аллах и приветствует: «Я оставил вам два дела, не заблудитесь вы, пока будете придерживаться их: Книга Аллаха и Сунна его Посланника».

И Его слова, да благословит его Аллах и приветствует: «Тот, кто совершил деяние, на которое не было наше указание, то это отвергнуто».

Его слова, да благословит его Аллах и приветствует: «И пусть доведет свидетель из вас до отсутствующего».

Да, если бы было установлено, что вали, ариф и полноценный учитель Кунта-хаджи, къуддиса сирруху, дозволил эти уязвимые вещи, то куда уж для установлености его приближенности к Аллаху и его полноценности (выражение с иронией).

Однако старшие из его последователей, его современников, между ними было известное разногласие насчет этого. Так часть из них дозволили этот зикр и кружились в нем, говоря, что следуют в этом своему шейху, и их большинство по моему мнению, более того сегодня это все из них. А часть запрещали это, и отдалялись от его совершения, передавая от своего устаза запрет и порицание этого. Но они перевелись сегодня, насколько я вижу.

Однажды совпало, что я зашел в один день в медресе нашего села Большие Варанды для общения, и там находился мутааллим умный, набожный, богобоязненный, он из этой общины, его имя Сайдул из Хьалкелы. И я тоже в то время был в ранге мутааллима. Я наткнулся, как он пишет что-то с размером с «Аджрумиййа» (короткая книга по грамматике) приблизительно.

И я сказал ему: «Что ты пишешь?» Он ответил: «Книгу Устаза». И я посмотрел и увидел, что это книга, которую записал от Устаза его мурид по имени Абдуссалам, когда они находились в тюремной ссылке. И было то, что писал мой товарищ в тот день, вопрос этого зикра. И общим смыслом было то, что ученые осуждают этот зикр, и они правы в этом, и я также не дозволяю его, кроме как при преобладании состояния и выхода из рассудка, здесь это можно, так как нет в груди человека двух сердец.

И тогда я сказал ему: «Это ведь против вас, а не за вас». Он не смог внятно ответить. И я отошел от него на некоторое время. И клянусь Аллахом он был знающим, рассудительным, богобоязненным и нам того же.

И также его учитель кадий нашего села Абдуссалам был критиком в знаниях в свою эпоху, и оживляющим тарикат того Шейха, къуддиса сирругьу, так как он был из его партии. И воистину он старался по мере своих сил очистить их тарикат от многих уязвимых мест, таких как собрание мужчин и женщин в зикре, но не от того, о чем ты спрашиваешь меня. Боже, если бы была в них и в им подобных преемственность для них и пример для нас, посуди.

Более того, ох если бы ситуация ограничивалась этим, так как с этим иногда сопутствует собрание мужчин и женщин и телами и голосами в пении, все это в совокупности не ниже по моему мнению того, чтобы приписать их совершающим большие (смертельные) грехи, если не достигает такфира, такое как проклятие ученых ислама, наветы на них, их отрицание и издевательство над ними, и нелюбовь к ним и тому подобное. Поистине мы принадлежим Аллаху и к нему мы возвращаемся.

И пусть не отнесет этот мой разговор кроме как на желание наставления на истину и добрый совет, поистине они мои браться ради прямого текста Аллаха Всевышнего: «Поистине мусульмане братья», и я надеюсь по милости Аллаха Всевышнего, что буду из тех, у кого Аллах убрал из сердца ненависть в этой мирской жизни, и прошу Великого Аллаха прощения.

А после, более безопасным является не проявление запрета на подобные вещи, так как нет в этом пользы, более того, порождает вражду и ненависть между мусульманами. И воистину ушли с отрицанием этого все, кто не был из этой общины из наших ученых критиков. Но не возросло дело кроме как в ненависти и несправедливости. Ведь сказал Он, да благословит его Аллах и приветствует: «Когда увидите скупость которой подчинены, и страсти которым следуют, и восторг каждым обладателем мнения - своим мнением, то на тебе твоя душа».

Однако отрицание того, что больше этого сегодня является закрытой темой. И эпоха – эпоха молчания, неразлучности с домом, достаточности самого малого обеспечения: «Достаточно тебя самого сегодня для счета…». Это и Аллаху Всевышнему знать лучше.

Подпись: Изновр